Аграрная реформа: почему так происходит?


Горе - думается мне - тому граду, в котором и улица, и кабаки безнужно скулят о том, что собственность священна! Наверное, в граде сем имеет произойти неслыханнейшее воровство.

М.Салтыков-Щедрин

 

Основными и наиболее четко обозначившимися результатами аграрных преобразований в Украине последнего десятилетия являются переход земельных ресурсов страны в собственность крупной буржуазии, формирование мощных и сверхмощных аграрных латифундий, быстрое отмирание украинского села как производственной и социокультурной структуры.

Принятая стратегия аграрных реформ определяется, очевидно, общей глобализацией мировой экономики. В ней не остается места ни патриархальным формам хозяйственной деятельности, ни связанному с ними сельс­кому образу жизни. В то же время есть основания предполагать наличие некоторой исторической предопределенности подобных изменений, характерных именно для Украины.

Наиболее характерны для настоящего времени колоссальные масштабы теневой приватизации земли преимущественно полукриминального, а часто и криминального характера. Законодательная и исполнительная власть (парламент, президенты страны и их администрации, Кабинет министров, прокуратура, судебные органы, СБУ, МВД) спокойно наблюдают за этой незаконной деятельностью и, по всей вероятности, многие в ней участвуют.

Ныне высшие эшелоны власти в Украине - это своеобразный клуб богатых и очень богатых. Сейчас ни сбережения на банковских счетах, ни инвестирование в развитие промышленности, сельского хозяйства, сферы услуг и прочее не гарантируют сохраннос­ти капитала. Один из наиболее надежных способов его вложения - скупка недвижимости и, в первую очередь, земли. Сюда капитал направляет свои интересы и усилия, независимо от того, какой ветви власти он принадлежит. Поэто­му бороться с теневой приватизацией земли некому. Все властные структуры прямо или косвенно в этих процессах задействованы.

Сформировался обширный слой земельных спекулянтов с собственными юридическими службами, прочно сросшийся с государственной, законодательной и исполнительной властью.Сфор­ми­ровалась земельная мафия.

Переход земель сельскохо­зяйст­венного назначения в собст­венность городских жителей стимулируется правом наследования пая. За последние полтора десятилетия ушли из жизни многие пенсионеры, которым земельные и имущественные паи были выделены в собственность. Естественно, эта собственность перешла к их наследникам, проживающим в городах и с сельским хозяйством никоим образом не связанным. Эти городские земельные собственники представляют значительный контингент владельцев земельных и имущественных паев, готовых продать их любому, кто пожелает их приобрести. Легко расстаются с паями ныне здравствующие пенсионеры и сельские люмпены.

Получило распространение и такое явление, как сельское "рейдерство", за счет скупки имущественных паев и смещения в результате этого руководящего звена хозяйств, заканчивающееся распродажей имущества, скота и полным разорением сельско­хозяйст­венных предприятий. Большинство новых владельцев не желают заниматься животноводством как сложной отраслью, требующей значительных капиталовложений, наличия многочисленных квалифицированных работников, ведения сложной племенной работы и ветеринарного контроля, отрасли кормопроизводства и пр.

Захваченные в результате рейдерских атак хозяйства ориентируются преимущественно на производство зерна и семян масличных культур. Закупается новая техника и осваиваются трудосберегающие технологии возделывания полевых культур.

В результате подобной переориентации хозяйственной деятельности и смены технологий рабочие места у новых хозяев получают в лучшем случае пять процентов из числа занятых преж­де. Провоцируется массовая безработица, которая в сельской местности превратилась в серьезную проблему. При этом сельс­кие жители лишаются элементарной социальной поддержки, которую в прошлом традиционно оказывало им руководство колхозов и совхозов. Таким образом, рушится сложившийся десятилетиями "симбиоз" крупного аграрного предприятия и жителей сел, привычный уклад жизни в сельских общинах.

При этом фонды на содержание сельских безработных формируются из государственного бюджета, то есть из средств налогоплательщиков. Прибыль, а в ближайшем будущем - и земля, земельная рента - богатым, а народу - содержание сельских безработных.

В результате этих процессов, вызванных аграрной реформой, зарождается аграрный латифундизм, появляются новые помещики. Сельским хозяйством они непосредственно не занимаются. Для этого нанимаются менеджеры. Хозяева владеют бизнесом в более прибыльных и менее рискованных сферах деятельности. Ими могут быть и депутаты Верховной Рады, и крупные государственные чиновники, и банкиры. В селах, как правило, мало кто знает личности новых хозяев. Они скрываются за сложными названиями юридических владельцев.

В отличие от помещиков прош­лых эпох, они не имеют в селах поместий и не проживают в них даже временно. В труде крес­тьян, социальном и культурном развитии села, благоприятной экологии аграрных территорий они не заинтересованы. Землю они воспринимают как произ­водст­венный ресурс или объект спекуляций, а село и его жителей - как лишний элемент, нали­чие которого на территории вынуждает к повышению затрат на охрану урожая и материальных ценностей.

В последние годы обозначилось новое явление. В качестве помещиков на землях Украины появились граждане западных стран: поляки, сербы, австрийцы, немцы, голландцы и др. Общая стратегия их деятельности мало отличается от отечественных представителей этого же сословия. Но западноевропейцы имеют ряд преимуществ. Для сельскохозяйственной деятельности на наших территориях они получают дешевые кредиты в своих странах, а прибыль, естественно, вывозят за рубеж.

Ограниченные земельные ресурсы и жесткое природоохранное и социальное законодательство в Западной Европе обуславливают значительную привлекательность земель Украины для вложения иностранного капитала. Аграрная реформа позволяет ныне скромному голландскому или немецкому фермеру с наделом на его родине, едва превышающем десять гектаров, получив в своей стране дешевые кредиты, в одночасье стать в Украи­не латифундистом, помещиком с тысячами гектаров лучшей в Европе земли.

То, что в прошлом было невозможно осуществить путем кровопролитных войн, ныне достигается в мирной тиши банковских и правительственных кабинетов.

Совсем несложно представить себе, как будут развиваться события после снятия моратория на торговлю землей сельскохозяйственного назначения в условиях уже очевидного отчуждения государства от решения сложных вопросов аграрной экономики и социальной политики. Обобщенный сценарий может быть только следующим.

1. Массовая скупка земельных и имущественных паев. Зах­ват земель крупным отечест­вен­ным и иностранным капиталом.

2. Перепрофилирование хозяйственной деятельности с переходом на трудосберегающие малолюдные технологии.

3. Дальнейший рост сельской безработицы, деградация сел и сельских территорий.

4. Резкое ухудшение экологической ситуации в сельской местности.

В начале реформ нас убеждали, что рынок улучшит хозяйственную и социальную ситуацию в стране. Продолжают твердить об этом и ныне. Но нас за это время осталось уже не 52, а 46 миллионов. При этом последняя цифра вызывает сомнения, как и все официальные демографические данные и прогнозы.

Если оценивать проводимую аграрную реформу как движение в сторону Европы, то это не отвечает заявленным ее целям. Движение, конечно, происходит, но в сторону латиноамериканской модели аграрного латифундизма.

Исходя из имеющегося опыта приватизации начала 90-х годов, можно с достаточной уверенностью утверждать, что через десяток лет после снятия моратория на торговлю землей сельскохозяйственного назначения вся она окажется во владении не более десятка семей. Известные в прошлом земельные магнаты - Потоцкие, Браницкие, Урусо­вы, Лопухины и прочие не будут идти ни в какое сравнение с новыми "князьями".

Несогласных - убедительно попросят, слишком строптивых - приструнят, а возможно, уничтожат физически, как это было в процессе приватизации промышленных предприятий в Донбассе и не только.

Нас ожидают непростые времена. За владение землей будут бороться более жестоко и бескомпромиссно, чем это было в других отраслях народного хозяйства. Почему так происходит?

В данном случае важно установить причины процессов, происходящих в аграрном секторе Украины. Направленность реформы, по-видимому, изменить очень сложно.

В современном этапе аграрного реформирования обнаруживаются знакомые черты периода абсолютизма, крепостничества, большевистского деспотизма относительно методов, форм и целей. Аграрная история нашей страны, вплоть до настоящего времени, формировалась таким образом, что крепостническое поведение города по отношению к крестьянству складывалось как непрерывный процесс. В нем свидетели и участники последних лет крепостничества могли на склоне лет оказаться свидетелями повторного закрепощения крестьян большевистской властью. Историческая память реальной феодально-крепостнической эпохи еще не полностью растворилась во времени. Подоб­ным же образом исторический "мостик" через коллективизацию был переброшен в настоящее время, а память о началах свободного фермерства и нормального буржуазного реформирования была в сознании народа жесточайшим образом вытравлена в период раскулачивания путем физического уничтожения ее носителей.

Далекое и не очень далекое историческое прошлое продолжает довлеть над настоящим страны. Именно поэтому дворянские имения породили колхозы и совхозы, а последние ныне плавно переходят в латифундии городской буржуазии. Но особенностью современного периода является то, что речь уже идет не об очередном закрепощении крестьян, а об их полном устранении с исторической арены.

Достаточно характерными, отражающими крепостническо-большевистскую ментальность нашей управленческой элиты, являются методы проведения реформы. Они буквально повторяют имперскую и большевистскую методологии. Современный лозунг "земля - крестьянам" путем уравнительного паевания соответствует аналогичному лозунгу 1917 года не только по форме, но и по сути. Он является таким же крупномасштабным обманом, как и его большевистский аналог, но более тонким и циничным. Вполне осознанно и расчетливо землей уравнительно наделены жители сел, которые могут ее только продавать при полном отсутствии в селах тех, кто может ее купить.

Достаточно вспомнить, как землю известным декретом подарил крестьянам В.Ленин. К чему это привело, нам известно. Сначала крестьяне, вооруженные на фронтах Первой мировой войны, буквально смели царский режим, Временное правительство и расчистили большевикам путь к власти. Позднее за этот "подарок" крестьянство заплатило коллективизацией и голодной смертью.

Свидетелями подобного рода событий пришлось стать и нам: крестьянам вновь "подарили" землю. Чем они завершатся? Возможно, новой социальной катастрофой, как и предыдущая.

Судя по последним событиям, результатом очередного "подарка" будет полное обезземеливание крестьян, переход их земельной собственности в руки буржуазии, формирование аграрных латифундий, лишение крестьян места приложения труда, а затем и проживания.

Аграрная история имеет свойство повторяться, к сожалению, с неизменными отрицательными результатами, потому что неизменными уже многие столетия остаются неравноправные отношения города и деревни.

Методика проведения нынешней аграрной реформы посредством указов президента также полностью соответствует феодально-большевистским прин­ципам. Они поразительно напоминают рескрипты императоров или постановления Полит­бюро ЦК КПСС. В подобном же порядке эти указы реализовывались и реализуются через вассальную вертикаль областных и районных администраций президента, как прежде - через монархическую или партийную управленческую вертикаль.

Сложилось так, что при задекларированном демократическом строе важнейшее для сельс­кого населения и всего государст­ва глобальное мероприятие - аграрная реформа - воплощалось в жизнь келейно, практически без участия парламента. При этом никто даже не попытался поинтересоваться мнением сельского населения страны.

Таким образом, если говорить об истинных целях аграрной реформы, то они уже обозначились достаточно четко, вольно или невольно способствуют формированию аграрного латифундизма за счет быстрой скупки по бросовым ценам земель, якобы подаренных крестьянам.

В цивилизованных странах государство и город являются покровителями, партнерами производителей сельскохозяйственной продукции. В Украине же они так же традиционно выступают в качестве корпоративного феодала.

Получив абсолютное большинство в законодательной и исполнительной власти, город формирует аграрную политику исключительно в свою пользу, превратив село в свой сырьевой придаток, своеобразную внутреннюю колонию.

Город еще не осознал, как зыбки его позиции в этом мире, как он уязвим в отношении техногенных, финансовых катаст­роф, цен на энергоносители в себестоимости продуктов питания, эпидемий, проблем городских отходов и прочего. Он не понимает, что из деревни он получает не только продукты питания и сырье для промышленности, но и пополняет свое население за счет сельского.

Вполне очевидно, что в разгромленных бездумным аграрным реформированием селах их обедневшие, подавленные морально и не получившие должного, по современным меркам, образования сельские пролетарии не станут желанным, необходимым и численно достаточным для городов Украины источником пополнения рабочей силы и населения в целом. Вскоре стране придется привлекать население извне не только в города, но и на опустевшие сельские территории.

К примеру, урбанизированные страны Западной Европы, США, Канада уже не могут развиваться без демографического "допинга" и, кроме положительных результатов, получают массу сложных негативных проблем.

Особое беспокойство должна вызывать массовая эмиграция женщин в Западную Европу, стра­ны Средиземноморья и не только. Из отдельных крупных сел Ивано-Франковской и Львовс­кой областей в поисках работы и лучшей жизни выехало до 250 тыс. и более остарбайтеров женского пола, в основном молодые, активные, сильные жен­щины детородного возраста. В селах остались спивающиеся мужья, недосмотренные дети и старики. Характерно, что мало кто из выехавших имеет желание возвращаться обратно. Демогра­фическая и социальная катастрофа в таких регионах неизбежна.

Можно надеяться, что в Ук­раине со временем сформируется эффективная, ответственная, отстаивающая национальные интересы власть, и страна получит свой шанс для развития, но без трудового потенциала деревни достичь этого будет очень сложно. На существующей базе природных и геологических ресурсов развитие возможно, но это будет уже совершенно иной социум, иная нация, а земля украинскому народу принадлежать не будет.

Заслуживает внимания аг­рар­ная политика европейских стран "старого" капитализма: Германии, Франции, Австрии, Швейцарии, Швеции. Там основу достаточно мощного аграрного сектора формируют относительно мелкие, по нашим масштабам, фермерские хозяйства. Безусловно, в перечисленных государствах происходит постоянное увеличение площади землепользования отдельных ферм. Например, за всю послевоенную историю средний размер фермы в Германии увеличился с 8-10 до 50-60 га.

Ни у кого не возникнет сомнения, что тамошняя буржуазия смогла бы и, видимо, желала бы скупить все земли сельскохозяйственного назначения и организовать на этой территории сверхприбыльные аграрные холдинги. Но ей (буржуазии) сделать это никто не позволит. В этих странах понимают, что в таком случае земля окажется во владении транснациональных корпораций, а территории стран фактически денационализируются. Крестьянству на них места не найдется.

Это следовало бы понимать нашим реформаторам.

Видимо, нужно проводить более взвешенную, разумную аграрную политику, исходная позиция которой предполагает, что аграрная реформа - это не столько экономическое, сколько социальное мероприятие, вызывающее мощные возмущения в социальной сфере страны. "Иг­ры" в аграрные реформы кабинетного, тем более зарубежного происхождения с приватизацией земли городским капиталом при многочисленном пока еще сельском населении чрезвычайно опасны с социальной, демографической, экологической, политической точек зрения, что в конечном итоге отрицательно скажется на экономике страны, ее демографическом состоянии, экологии и культуре.

Создается впечатление, что в динамике аграрных преобразований в Украине действует своеобразная матрица, которая уже в течение нескольких веков воспроизводит феодализм в различных его формах. Чтобы свернуть с проложенной предшественниками исторической колеи, нужны, в первую очередь, понимание и прогнозирование только что наметившихся процессов, которые, с нашей точки зрения, опасны для украинской государст­венности, и, конечно же, политическая воля.

О том, как нужно реформировать аграрную сферу Украины, можно писать много, а можно изложить кратко, двумя словами - посредством кооперации.

Мировой опыт свидетельствует, что, приступая к реформированию сельскохозяйственной отрасли, в современных условиях необходимо учитывать ряд основополагающих принципов. Главный из них - первичность социальных и экологических факторов по отношению к экономическим.

В качестве основных стандартов аграрной политики в странах так называемого золотого миллиарда в последовательности, соответствующей их приоритетности, приняты следующие:

- равенство доходов на душу сельского и городского жителя;

- природная среда, качество и стабильность плодородия почв, водных ресурсов, воздуха;

- социальная структура аграрных сообществ, преимущества и недостатки сельского образа жизни;

- производительность труда и экономическая эффективность производства;

- количество, качество, разнообразие и стоимость конечного продукта - пищи.

Мировая аграрная политика на первое место ставит социальные и экологические проблемы. Вопросы производительности труда, производства продуктов питания как более простые в решении отходят на второй план.

При осуществлении аграрной реформы необходимо также учитывать полифункциональность сельского населения страны и сельских территорий:

1. Сельское население закрепляет за государством его территорию. В современном перенаселенном мире свободные, заброшенные земли тем или иным способом осваиваются другими народами и государствами.

2. Сельские территории сохраняют типичные национальные ландшафты, на них формируются водные ресурсы страны, их количественные и качественные показатели в значительной степени определяют качество воздуха.

3. На сельских территориях сосредоточены основные рекреационные ресурсы страны.

4. Только через управление структурой агроландшафтов можно смягчить негативное действие климатических и погодных аномалий.

5. Сельское население сохраняет национальный язык и культуру, архетип нации. Современ­ные города в целом космополитичны.

6. Сельские территории являются основным источником пополнения городского населения, роста и развития городов. Они делегируют в города самую активную, талантливую часть своего населения.

По-видимому, этим не исчерпываются все функции и сельского населения, и сельских территорий, но их достаточно для того, чтобы понять следующее: реформа, направленная на разрушение хозяйственной и социальной инфраструктуры сел, эмиграцию сельского населения за рубеж, развитие аграрного латифундизма и городского буржуазного землевладения, является антигосударственной и антинародной.

Исторический опыт убеждает, что при правильном определении целей и методов проведения аграрных реформ их положительные результаты становятся видимыми через небольшой промежуток времени. В нашем случае мы являемся свидетелями длительного развала сельскохозяйственной отрасли и формирования резко отрицательных процессов в социально-культурной сфере сельской местности и страны в целом. Надо честно приз­нать ошибочность избранного курса. Одним из печальных итогов является качественный "износ" человеческого капитала, упадок духа, надежд, потеря перспектив, резкая депопуляция в сельской местности.

Концепцию аграрного реформирования необходимо полностью пересмотреть, разработать совершенно иную идеологию и стратегию аграрного реформирования.

Следует признать, что в современной аграрной реформе отсутствует сельский труженик в качестве субъекта и объекта реформирования, и сама территория в том числе.

В сложившихся условиях луч­ше не затевать реформы свер­ху. Они, как показывает опыт, опасны для народа и государства в целом. Необходимо создавать надлежащие условия, чтобы сельскохозяйственная отрасль сама приспосабливалась к рыночным условиям. Государст­венной власти необходимо лишь стимулировать положительные явления, жестко ограничивать развитие негативных, опасных для народа и государства социальных, экологических, экономических явлений и процессов.

Ниже излагаем наше субъективное видение возможного выхода из сложившейся кризисной ситуации:

1. Провести детальнейшую инвентаризацию сельскохозяйственных земель наземными и космическими средствами с юридическим, правовым сопровождением. Выявить всех истинных, а не подставных владельцев земельных ресурсов. Вернуть государству и сельским общинам многочисленные самозахваты.

2. Не менее чем на десять лет установить действенный мораторий на торговлю землей сельскохозяйственного назначения, чтобы основательно разобраться с направлением и структурой аг­рарных преобразований. Заяв­ления отдельных экономистов о необходимости рыночного обращения земли с целью ипотечного кредитования производства несостоятельны в связи с низкой прибыльностью и высоким риском аграрного производства, соответственно, низкой ценой земли и небольшими суммами залога, не обеспечивающими финансирование хозяйственной деятельности. Спекулятивные цены на земельные участки вблизи Киева и других крупных городов не отражают действующих экономических законов формирования цены на землю сельскохозяйственного использования.

3. Разработать не столько программу развития производст­ва, сколько концепцию развития территориальных общин, и начинать необходимо с социальных, а не с производственных факторов.

4. Внести изменения в формирование бюджетов всех уровней. Бюджет сельских общин и сельскохозяйственных предприя­тий должен формироваться снизу. Налог с земли должен быть основной составляющей сельского бюджета. Сельским общинам надлежит знать, что они будут жить главным образом за счет земель, на которых они расположены. Налог должен быть увеличен, по крайней мере, в десять раз, чтобы земля не оставалась бесхозной. Через земельный налог могут организовываться различные социальные фонды. Зе­мельный налог может стать осно­вой совершенствования технологий, улучшения качества земельных угодий, осуществления экологических программ в агроландшафтах.

5. Ограничить или запретить движение паев на 10-15 лет.

6. Изучить и реализовать возможность передачи паев государственным фондам за определенные льготы, например Пенсион­ному фонду, поскольку боль­шинст­во держателей паев составляют пенсионеры и люди предпенсионного возраста. Пенсион­ный фонд может выплачивать вла­дельцам паев определенные суммы, а землю передавать на оговоренных условиях в пользование территориальным общинам в форме целостных комплексов.

7. Установить административную ответственность за состояние и использование сельскохозяйственных угодий. За использование земли не несут ответственности ни сельские советы, ни сами владельцы паев, ни вся аграрная и неаграрная управленческая вертикаль. Концепция неприкосновенности частной собственности принята в карикатурной форме, которая не существует нигде в мире.

8. Обязать местные администрации формировать постоянных землепользователей. При этом запретить землевладение юридических лиц и законодательно ограничить концентрирование земельных угодий в одних руках. Нормы могут иметь значительные территориальные различия.

9. Организовать максимальную переработку сельскохозяйственной продукции на месте производства, что обеспечит благоприятную структуризацию аграрного социума, оптимальные по времени занятости и спектру профессий, а также уровню доходов, возрастному и гендерному составу трудовые ресурсы сельских общин. Очень важна возможность использования продуктов переработки на местах в качестве кормов, удобрений, энергетических материалов и пр. Местная сельская промышленность исконно существовала в селах и была целенаправленно уничтожена в процессе коллективизации, что позднее обусловило превращение села в сырьевой придаток города.

10. Все отношения с госу­дарст­вом сельскохозяйственный производитель должен осуществ­лять через единый налог на землю, через местное самоуправление. Сельскохозяйственного производителя следует освободить от прямых контактов с контролирующими и надзирающими органами. Единственная его задача - уплата налога, а все необходимые отношения с властью и ее структурами выстраиваются через органы местного самоуправления. Все эти вопросы должны решаться на месте, а не в городе, в инспекциях, в банках, статуправлениях и т.д.

11. Привлечь в сельские территории иные производства путем установления налоговых и других преференций, чтобы село было людным, полнокровным. Если село будет только производителем сырья, производственной деятельностью в нем при современном уровне агротехнологий будет заниматься очень малый процент трудоспособного населения. В таких условиях се­ло как социально-культурный феномен обречено на гибель. Европейский уровень и характер урбанизации не являются положительным примером и единственным путем развития страны, во всяком случае, на обозримую перспективу.

12. На государственном уровне следует определиться с зональной и по административным единицам специализацией производства, необходимыми объемами, качеством, относительно стабильными ценами. Сформи­ро­вать центральный орган с региональными отделениями изучения внутреннего и внешнего аграрных рынков по типу функционирующего много лет в соседней Польше Агентства аграрного рынка.

13. Преобразовать сельские поселения в современные агропромышленные структуры, обес­печивающие диверсифицированную занятость населения, наличие социальной инфраструктуры.

Следует честно признать, что в государстве Украина аграрная политика отсутствует. Имеется в виду аграрная политика как стратегия управления социоприродными системами с их социальными, экологическими, экономическими составляющими. Ныне мы снова находимся в процессе формирования социальной среды чрезвычайно высокого уровня конфликтности, при явной угрозе отмирания сельского социума как исторически сложившегося социально-культурного и производственного феномена.

Нам целенаправленно навязывают веру в то, что стоит только усовершенствовать законодательство - и землю сельскохозяйственного назначения можно пускать в свободную продажу. Это в стране со сложившейся кла­ново-олигархической экономикой, в стране - лидирующей в мире по степени коррумпированности, в стране, в которой никакие писаные законы, в том числе Конституция, не соблюдаются.

Не будите лихо, пока оно тихо. Последствия могут быть непредсказуемыми.


Полезные статьи